СТАТЬИ НА КОНКУРС

ДОМ СО СКВОРЕЧНИКОМ 25.11.2014

ДОМ СО СКВОРЕЧНИКОМ

Хочу рассказать о своем односельчанине - Василии Фёдоровиче Фадееве. Он родился, вырос и прожил свою долгую жизнь в нашей Новопавловке. Василий Фёдорович не был образованным человеком, но по-своему любил свою малую родину и старался, чтобы она была краше, преображал её, хотел, чтобы и другие люди поступали так же, как он, оставляли после себя добрый след.

Жил этот старик в центре села. Изба его не отличалась от других. Только вот скворечник... Прохожие, проезжие всякий раз заглядывались на него. Поднятый на высоком шесте над коньком, он сиял на солнце железной двускатной крышей. Скворечник был покрашен охрой, а крошечные застеклённые окна были украшены голубыми наличниками. Маленький мезонинчик с оградкой, украшенной причудливой резьбой, делал скворечник похожим на сказочную обитель какого-нибудь гнома. К старику, сладившему этот чудесный домик, в селе почему-то приклеилась  кличка Мормон, хотя никакого отношения к этой секте он, конечно, не имел.   

  Много лет работал старик объездчиком и водовозом.
...Заря чуть подсветила окна, а старик был уже на ногах. Он всегда вставал рано, одевался в потемках и, взяв сумку с едой, выходил во двор. Запрягал Карюху, которая уже нетерпеливо переступала с ноги на ногу, дожидаясь хозяина. Понимала она его с полуслова. Вот и сейчас чуть наклонила голову под круг хомута, потом приосанилась, пока старик, кряхтя, подтягивал поперечник. А через минуту она уже сама выходила из ворот, открытых стариком, и скворец, выпорхнувший из чудо-домика, провожал их веселым посвистом, в котором были и радостное утреннее приветствие, и птичья благодарность своему благодетелю-человеку.

Уже за селом, на горке, их обогнала машина. Это доярки спешили на утреннюю дойку. Кто-то из них весело крикнул: «Эй, Мормон, погоняй свою клячу, а то до вечера не доедешь». Старик не обижался, не обращал внимания, знал, что так  шутят над ним. Ведь в селе все знали, что он любил животных и никогда не погонял лошадь. Изредка дернет вожжой и опять сидит неподвижно в спокойной задумчивости. Кто знает, о чем думал старик среди степного раздолья, где он, объездчик, пропадал целыми днями под звон жаворонков, посвист ветра и шелест трав. Может, вспоминал своё далёкое детство, когда вместе с другими деревенскими ребятишками целые дни проводил на речке Каралык, ловил рыбу и раков, лазил по заросшим тальником берегам и глинистым обрывам, издырявленным норками ласточек-береговушек.

Медленно продвигаясь на Карюхе по меже и ладонью закрывая глаза от солнца, старик осматривал родные сердцу с детства колхозные поля. Нет, сегодня на них явно никто не покушался. Это обстоятельство радовало его: можно было без помех ехать на озера - проверить свои верки-самоволки. Эти озера, образованные из заливов степной речки, изобиловали рыбой. Подъехав к заветному месту, старик остановил лошадь. Первая верша оказалась пустой, лишь на дне билась парочка маленьких пескарей. Со словами «Эх вы, стрикулисты» он бросил их в воду, чтобы подросли. 

Во второй верше забилось живое серебро, рыбы попалось много. Мелочь опять бросил в воду, тех, что покрупнее, ссыпал в бочку с водой,  а несколько краснопёрок и окуней,  у которых была повреждена чешуя или обнаружились какие-то иные дефекты,  отправил в брезентовую сумку. На сегодня хватит и себе на уху, и соседям. Влез на телегу, причмокнул на Карюху и поехал к пруду, что у полевого стана. Солнце уже было высоко, когда старик туда добрался. На стане никого, все в поле. Поставив лошадь так, чтобы задок телеги оказался в воде, старик принялся за дело. Присев на корточки, он доставал из бочки карасей и опускал в пруд. Так своим каждодневным  трудом дед Василий сделал рыбным и большой пруд за селом,  и многие озёра вокруг села.

Трогая с места, старик поглядел в сторону плотины. Те прутики вётел, которые он воткнул по весне рядом с ней, принялись и шелестели молодыми листочками.
«Если ещё год деревья продержатся, потом никакое половодье плотину не размоет», - подумал старик. 

  А ведь и впрямь не размыло!
Прошли десятилетия. Уже давно нет в живых Василия Фёдоровича. Дом его стоит на прежнем месте, только скворечник новый хозяин сберечь не смог. А на дедовом пруду всё лето много рыбаков, даже из Самары. Отцы объясняют своим детям, что это заслуга  и память о старике Василии.

...Весело шелестят вётлы у пруда по весне, сверкая листвой, радуясь солнцу и ветру. Печально шепчут они в осеннее ненастье, и кажется тогда, что деревья воспоминают былое время и силятся передать свои думы на непонятном древесном языке о старике, который по-своему любил свою малую родину и старался её украсить, оставив о себе добрую память на долгие-долгие годы.
С любимого для каждого человека и начинается наша Родина.
Антонина Андреевна Стрелкина, ветеран труда, инвалид второй группы, село Новопавловка Большеглушицкого района.  


Возврат к списку

ПАРТНЕРЫ